Новости

Упомянутый в новгородской берестяной грамоте Борис мог погибнуть в Раковорской битве

Алексей Гиппиус и Петр Гайдуков выдвинули гипотезу о том, кем мог быть преступник Борис, упомянутый в одной из недавно найденных берестяных грамот XIII века. Возможно, это тот же человек, что и Борис Ильдятинич, который в Новгородской первой летописи значится среди погибших в Раковорской битве 1268 года. Об этом сообщается на сайте Новгородского музея-заповедника.

За 2022 год коллекция новгородских берестяных грамот пополнилась 13 находками, сделанными в трех древнейших районах города: девять из Неревского конца (территория бывшего медопивоваренного завода «Богемия»), три — из Людина (Редятинский раскоп) и одна — из Славенского (Иоанновский раскоп). Последний находится на Торговой стороне Великого Новгорода, где в эпоху Средневековья располагался Немецкий двор, обнаружить местоположение которого удалось совсем недавно. Помимо многочисленных артефактов, например, европейской посуды и игрушечного меча с вырезанными рунами, здесь нашли грамоту № 1153.

Эта берестяная грамота представляет собой практически целый документ, содержащий текст как на лицевой, так и на оборотной стороне. В этом послании жена обращается к своему мужу по имени Борис с просьбой (или требованием) вернуться в срок до Воздвиженья. Она сообщила, что ее и детей захватил князь (или княжеский человек), но их освободили, взяв на поруки, зять (или Нежата), Лазарь и Глеб. Кроме того, женщина привела в письме слова князя, что тот готов смягчить наказание, если Борис вернется.

Во время традиционной лекции, посвященной берестяным грамотам, академик Алексей Гиппиус (Alexey Gippius) из Высшей школы экономики и Института славяноведения РАН предложил интерпретацию этого текста. Согласно этой гипотезе, Борис совершил тяжкое преступление, например, неспровоцированное убийство, после чего бежал, спасаясь от наказания, на Немецкий двор. За это преступление князь схватил его жену и детей, которых он мог, судя по Русской Правде, обратить в холопы. Но на помощь пришли родственники, взявшие их на поруки. Борису же назначили срок, до которого он должен явиться на суд.

Выступая на лекции, Гиппиус отметил, что, если грамота датируется 1260-ми годами, то у него есть предположение, кем был этот Борис. Теперь же, на научной конференции в Великом Новгороде, он представил совместный доклад с Петром Гайдуковым (Petr Gaydukov) из Института археологии РАН, в котором ученые изложили свою гипотезу. Дело в том, что в Новгородской первой летописи содержится повествование о Раковорской битве между русским войском и немецко-датскими крестоносцами, состоявшейся в 1268 году. Летописец упоминает, что среди погибших новгородцев были Лазарь и Борис Ильдятиничи, то есть дети человека по имени Ильдята.

По словам Гиппиуса, имя Ильдята — не славянское. Вероятно, это славянизированная форма, образованная от имени, начинающегося на Гильд-, например, Гильдебрандт. Исходя из этого, ученые предположили, что упомянутый Борис мог быть сыном немца, оказавшегося в Новгороде. По этой причине он и мог прятаться на Немецком дворе, когда у него возникли проблемы. В таком случае, возможно, упомянутый в тексте грамоты князь — это Ярослав Ярославич.

Подробно узнать о берестяных грамотах, найденных археологами в прошлом году в Великом Новгороде и Старой Руссе, можно в нашем материале «ѿсьлицѣ к ываноу».

Источник

Нажмите, чтобы оценить статью
[Итого: 0 Среднее значение: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»